Издательский дом «Эспрессо паблишинг»

Настроение дня:
работаем и отдыхаем
под хорошую музыку
регистрация
Войти Забыли пароль?

Вы можете войти через социальные сети

Если у вас нигде нет аккаунта, вам необходимо зарегистрироваться
регистрация нового пользователя
Зарегистрироваться
спасибо за регистрацию
На Ваш email адрес было выслано письмо с логином и паролем для авторизации на сайте
все статьи
Авторские колонки
«Либералы» и живодеры
Дмитрий Кириллов
04 февраля 2014, 14:21
515
0

О странностях добра и безграничности зла

Человек – странное создание. Обладая небывало высоким уровнем интеллекта, из рядов своих соседей по планете он выделяется, меж тем, неспособностью к такому естественному, вроде бы, чувству, как чувство меры. А ведь чувство сие, о котором писали еще классики, не только прекрасно. Оно еще и крайне полезно с эволюционной точки зрения, полезно для выживания вида. В данном случае – человека разумного.

Проявляется тяготение к крайностям у рода человечества во всем, почти во всем.

Мы либо религиозны до исступления, "пинаем сапогом проклятых яйцеголовых" и пытливо высматриваем в толпе очередную ведьму… Причем, готовы делать это в веке двадцать первом не менее ретиво, чем в двенадцатом! Либо – отвергая религиозные догмы, готовы "за компанию" сокрушить любые устои и совершаем вещи, противоестественные уже, кажется, не только для нашего вида, а и вообще – для приматов. Различные расы и народности Хомо Сапиенс находят повод ненавидеть друг друга уже долгие века, кажется – еще с тех пор, как узнали о существовании друг друга. Находят повод не считать любых иных людьми. Находят повод убивать… Лишь в любви и чистом творчестве, пожалуй, род человеческий не зная меры, по настоящему прекрасен!

При чем же тут собаки, крокодилы, медведи, спросите вы? Секунды терпения, сейчас я перейду к главному, к чувству меры в отношении человека к его четвероногим соседям по планете. К некой "золотой середине" между диким варварством по отношению к животным, весьма нередким и в наш просвещенный век, и тем странным либерализмом (меня уже самого бесит это слово), при котором жизнь человека оценивается ниже, чем жизнь зверя.

Приведу несколько примеров. Все случаи вполне реальны и в равной степени, в ту или иную сторону, удалены от той самой "золотой середины", о которой я говорил ранее. Начну с "либералов", потом – "очаровательные" живодеры.

 

"ЛИБЕРАЛЫ"

В качестве примеров приведу не случаи из личной житейской практики, а два документальных сюжета, увиденных мною на одном из телеканалов, транслирующих в основном передачи о животных. Забегая вперед, хочу сказать, что в целом к таким каналам у меня отношение исключительно положительное.

Сюжет первый. Лето. Один из зарубежных зоопарков. Около вольера с белым медведем – огромная толпа народу. В основном – это люди в форменной одежде, видимо, сотрудники зоопарка. Медведь – кушает. Вернее – пытается это делать: мишке немного мешают сотрудники зоопарка, хлещущие его по морде зелеными ветками, сломанными на соседнем дереве.

Но белые медведи – крайне упрямые хищники. К тому же, еда на сей раз – исключительно свежая, собственно – еще живая. Видимо, посетительница зоопарка, пытаясь лучше рассмотреть полярного зверя, слишком быстро подошла к решетке, и медведь умудрился ее прихватить. В начале, вероятно, зацепил лапой, потом же – вонзил клыки в бедро. Посетительница, чья-то дочь и мать, уже не кричит – в обмороке. Мишка, упираясь, пытается изо всех сил протащить "лакомый кусочек" сквозь решетку. А сотрудники – знай, хлещут… зелеными веточками!

Сюжет второй. Национальный парк. Видимо – Австралия. Двое мужчин, отец и сын, рыбачили на лодке. Невесть откуда появившийся огромный крокодил схватил отца за руку и утащил под воду. Спустя минуту-другую, несчастный парень увидел, как тело еще живого отца скользит по речной глади: крокодил решил поиграть со своей жертвой. Молодой австралиец запустил лодочный мотор и бросился в погоню. Но было уже поздно: чудовище утащило мужчину под воду. До поздней ночи ездил сын на лодке вниз и вверх по реке, в надежде найти хотя бы останки отца. А на следующий день прибыли доблестные служители закона и… арестовали молодого австралийца: еще бы, ведь пытаясь спасти своего отца, он мог нанести вред особо ценному крокодилу!

 

ЖИВОДЕРЫ

В описании данной группы мне вполне достаточно личных наблюдений.

Ранняя осень года девяносто седьмого. Деревенское картофельное поле. Мы вместе с учениками убираем картошку. Дети, по сути – совсем еще малыши, лет восьми–девяти, работают втрое быстрее меня. Деревенские… Когда я в очередной раз разгибаю натруженную спину и вытираю пот со лба, один из мальчишек, видимо,чтобы немного отвлечь меня от скучной работы, говорит:

– Дмитрий Андреевич, а видите того пацана?

Поворачиваю голову в сторону, куда указал ученик, и вижу белобрысого, лопоухого типа лет двенадцати, сидящего на корточках на самом краю поля, возле кустов.

– Вижу. Чем знаменит?

– А он, знаете, щенку лапы отрубил, взял за хвост и принес брату своему показать, младшему. А потом уже – и голову…

Мы закончили работу. Я подошел к юному живодеру.

– Ты и правда сделал это? Со щенком…

– Ага! – живодер расплылся в отвратительной улыбке.

– Чтобы около моих учеников тебя не видел, гаденыш! А то…

Живодер, приготовившийся вначале к скучной душеспасительной беседе, посерьезнел и коротко кивнул. Такой язык он понимал.

Нетрудно посчитать, сделав небольшое арифметическое усилие над собой, сколько сейчас этому…человеку. Взрослый. Господа гуманисты, никто бы не хотел такого соседа? А что так? Вы же говорили, что надо всегда давать шанс исправится? Ах, ну да, не за счет вас, простите…

Минул месяц, я позабыл про живодера. Прогуливаясь по окраине леса, недалеко от деревни, услышал вдруг голоса. Сам не знаю почему, ускорил шаг. Пацаны, трое, чуть старше живодера. За плечами у одного – картофельный мешок. Мешок вздрагивал, а временами начинал отчаянно трепыхаться.

– Здрасте… – пацаны попытались побыстрее пройти мимо.

– Стой! Мешок вытряхни.

– Да, че… Да, это…

– Я что сказал! Ну!!!

Мешок громко шлепнулся на траву.

– Развязывай.

Самый старший из троицы, тощий и костлявый, присел на корточки и потянул за концы веревки. Маленькая, грязно-белая собачонка, выскочив наружу, опрометью бросилась в сторону деревни.

– Валим! – пацаны за секунду растаяли в лесу, словно их и не было, оставив на траве грязный картофельный мешок.

Ну, хватит о деревне "Х". Подобных предостаточно на Руси. Сто первый километр, особый мир… Стивен Кинг плакал бы в любой из них навзрыд и боялся выйти из дома.

Напоследок, чтобы поставить точку в столь тяжелой теме, расскажу об… "особе", что лет двадцать – двадцать пять назад обучалась на одном из факультетов ВУЗа "N" (не хотелось бы бросать тень на все заведение). "Особа" сия прославилась тем, что сдирала скальпы с живых галчат, живших на чердаке студенческого общежития. Потом мазала их кровью свое, так сказать, лицо. "Особа" исповедовала некий культ… ВУЗ "N" она, забегая вперед, благополучно закончила. Педагогический!!! Не была отчислена, хоть о ее "интересных особенностях" знали многие студенты, а скорее всего – и преподаватели. Закончила, ибо это – очень негуманно оставлять человека без образования.

 

Так что, диковатый либерализм и жутковатое живодерство, хоть и должны вроде бы располагаться на неких разных "идейных полюсах", на самом деле "ходят рядом", уважаемые читатели. И, видимо, не только в вопросе поиска "золотой середины" во взаимоотношениях человека и его соседей по планете.

Теги:
Комментарии
Чтобы оставить комментарий, Вам необходимо зарегистрироваться или авторизоваться